Интервью с переводчиком

Андрей Михайлович Иванов

Практикующий переводчик, кандидат культурологии, доцент кафедры теории преподавания иностранных языков

Над чем Вы сейчас работаете?  Сейчас я работаю с «Сони Пикчерз» и «Дисней». Мои заказчики привозят в Россию зарубежные фильмы, и я перевожу пресс-конференции и телепередачи с участием каста.

Вы целенаправленно шли к тому, чтобы стать переводчиком? Меня всегда тянуло к переводу, к специальностям, связанным с языком. Когда мне было лет десять, родители наняли хорошего преподавателя по английскому. Когда поступал в вуз, то знал, что иностранный язык — это моё, видел себя на этом пути. В школьные годы я своими глазами увидел, как работают переводчики, захотелось научиться и занять их место.

Что делает хорошего переводчика хорошим? Хорошо говорить на двух языках, и русском, и английском. Важно думать над тем, как выстроить контакт с заказчиками, выходить за рамки профессиональных отношений. Бизнес есть бизнес, но люди есть люди. Нужно показывать, что заказчик — человек, с которым приятно иметь дело, особенно при последовательном переводе. Разумеется, не играть какую-то роль, а подружиться. К тому же, это полезно для профессионального продвижения.

Что Вам нравится в работе? Непредсказуемость. Я собираю коллекцию нестандартных ситуаций: работал в трамвайном депо, в районе Большого Барьерного рифа в Австралии в машине скорой помощи, одновременно синхронил и ехал на велосипеде.

Где-то в районе Большого Барьерного рифа, Австралия

Иногда на конференциях приходится решать мелкие нестандартные вопросы, и это избавляет от рутины. Передать почётным гостям билеты или достать воды, когда её нигде нет. Хотя некоторые коллеги справедливо считают, что переводчика нельзя нагружать дополнительными заданиями. Про них легко забыть, когда ты сконцентрирован на переводе.

Какие бывают неудобства? Я часто попадаю в залы с продвинутой публикой, где зрители знают английский и всем своим видом показывают, что переводчик не нужен. Сначала это был вызов, а потом я понял, что предлагаю слушателям сравнить то, что услышали они, и мой профессиональный перевод. Те, кто работает с английским, всегда должны помнить — у нас много контролёров в каждом зале.

Как изменилась работа переводчика в последнее время? Объём заказов заметно уменьшился года два назад, в Россию стало приезжать меньше иностранцев.

Всегда есть круг чувствительных тем, сейчас тоже нужно осторожно выбирать слова. Лучше чего-то не сказать, чем задеть чьи-то чувства или допустить политический просчёт. Самый малоприятный вариант — если у говорящего не было такого намерения, а переводчик допустил ошибку.

Какой бы Вы дали совет тем, кто собирается стать переводчиком? Нужно пробовать. Практиковаться, если есть возможность где-то помочь с переводом. Только количество «лётных часов» избавляет от страха, который сопровождает первые переводы. Лично у меня дрожь в коленках во время перевода со сцены прошла только лет пять назад.

Ваше правило номер один?  Подготовка. Знать, что будешь переводить, быть в курсе дела. Послушать лекции того же оратора, почитать его интервью. Ведь людям свойственно говорить одно и то же! Подстраховаться для самопроверки, чтобы не удивляться, а знать: да, я уже слышал эту историю, мне не послышалось!

Я переводил пресс-конференцию с Крисом Праттом, и одна журналистка сказала: «В Инстаграме есть фото, где вы обрезаете Дженнифер Лоуренс». Я не расслышал глагол, повисла гнетущая тишина. А мой напарник нашёл его Инстаграм. Оказалось, на фото Крис Пратт обрезает волосы Дженнифер Лоуренс. Удалось выкрутиться, но затруднения бы не возникло, если бы я подготовился заранее.

Каким достижением Вы гордитесь?  Перевод пьесы «Аудиенция» в рамках проекта «Королевский Национальный театр в прямом эфире» (National Theatre Live). За четыре дня нужно было перевести всю пьесу. Я спал по четыре часа, но обошёл все сложности, предложил удачные переводы шуток и горжусь этой работой.

Кадр из фильма по пьесе «Аудиенция», 2012

Кто Ваш кумир? Пол Маккартни.

Я работал с разными актёрами, кумирами миллионов. Джонни Депп, Дэниэл Крэйг, Уилл Смит, Арнольд Шварцнеггер, Дэниэл Рэдклифф, Скарлетт Йоханссон, Мила Йовович. Это обычные люди, такие же, как мы – об этом нужно всё время помнить, относиться ко всем одинаково. Хотя это не так просто, я сам не всегда следую этому правилу.

На мой взгляд, самые приятные люди — это великие режиссёры. Терри Гиллиам, Вонг Кар-Вай, Люк Бессон. Они очень простые в общении и в отношении к людям.

Если бы не перевод, то чем бы Вы занимались? Я ещё и преподаватель, это тоже моё призвание. Ещё бы хотелось изучить бизнес, открыть магазин армянских сувениров. Или кафе цейлонской кухни. Или клуб, где я мог бы сам ставить музыку.

Что Вас вдохновляет? Вдохновляет, когда понимаешь, что участвуешь в хорошем деле. Что переводишь не тайные переговоры о поставке оружия. Я сотрудничал с израильской компанией, которая продвигает приложение для незрячих — программа преобразует информацию с видеокамеры в аудиосигналы. Специалисты обучали незрячих, как пользоваться этой программой. Вот с ними работать — аж до мурашек. Полный зал людей, которым нужна помощь, и тех, которые ищут, как помочь другим.

Ещё Сильвия Назар — журналист, автор книги, по которой снят фильм «Игры разума». Главный герой, Нэш, страдал шизофренией. Эта тема близка многим людям, во многих семьях есть такая проблема. А история Нэша даёт надежду. Сильвия говорила, а я чувствовал, что люди ловят каждое моё слово, когда я переводил.

Совет себе 20-летнему? Не бояться синхронного перевода. В первый раз я вошёл в переводческую кабину в тридцать лет. Стоило бы пораньше.

The following two tabs change content below.

Lingva MSU

Latest posts by Lingva MSU (see all)

Свежие записи

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.