Однажды в сказке…

«Сказка – великая духовная культура народа, которую мы собираем по крохам, и через сказку раскрывается перед нами тысячелетняя история народа».

А. Н. Толстой

Все мы в детстве читали русские народные сказки. Именно они стали для нас той первой ступенькой в огромный мир литературы, с которой началось наше увлекательное путешествие по книжным полкам. Конечно, впоследствии кого-то очаровала русская или зарубежная классика, кто-то заинтересовался произведениями современных писателей, а некоторые и вовсе увлеклись монографиями именитых ученых. Однако начиналось все именно со сказок.

И теперь, спустя много лет, давайте задумаемся о том, что сказочные персонажи и места являют собой нечто большее, чем попросту народную фантазию. Узнаем, какие тайны кроются за именами выдуманных персонажей и названиями мест, которые так часто мелькают на страницах сказок.

Два Ивана: Царевич и Дурак

И. Я. Билибин. Иван-царевич находит стрелу. Иллюстрация к сказке «Царевна-лягушка».

В сказках нередко можно встретить фигуру Ивана Царевича. Иногда он выступает в качестве отрицательного персонажа, противопоставляясь главному герою незнатного происхождения и в конце получая заслуженное наказание за свои злодеяния. Однако чаще Иван Царевич — это центральный положительный персонаж, обладающий всеми необходимыми качествами для победы над злом. Так, заручившись поддержкой сказочных животных и преодолев все препятствия на своем пути, он находит необходимую ему волшебную вещицу или же спасает царевну и женится на ней. В данном случае этот образ собирательный, а сам герой, отличающийся храбростью, умом, добротой и великодушием, призван стать образцом для подражания.

И. Я. Билибин «Жар-птица»

Иван-Дурак, также выступающий протагонистом во многих сказках, очень интересен своим именем. Почему же именно дурак? Многие утверждают, что это связано с заурядностью и излишней простотой героя. Но это не совсем так. Дело в том, что в дохристианской Руси дети, будучи еще уязвимыми перед нечистью в силу своего возраста, не получали «конкретного» взрослого имени, и поэтому их нарекали именами, образованными от числительных. К примеру, Первак или Вторак. Самого младшего ребенка в семье именовали Другак, что обозначало «другой» («следующий»). Позже именно это имя упростилось до закрепившегося в фольклоре «Дурак», став нарицательным.

Что касается характера героя, Иванушка-дурачок обладает идеальными чертами. Хотя в начале повествования он слабый, незаметный и несерьезный человек, по ходу развития событий он постепенно раскрывается со своей лучшей стороны. Ему свойственны простота, скромность, бескорыстие и практичность – качества, которые больше всего ценились славянами в те времена.

И пошли они в самую полночь под калиновый мост, на огненную реку…

Огненная река или река Смородина представляет собой границу между двумя мирами: живых и мёртвых. Этимология слова проста: оно является однокоренным к глаголу «смердеть» (испускать смрад, зловоние) или к существительному «смрад» (удушливый запах). Через реку Смородину перекинута переправа – Калинов мост, название которого связано со словом «раскалённый». Мост представляется в сказках докрасна раскаленным, поскольку и сама река называется огненной. Переправа через реку по Калинову мосту – это всегда тяжёлое испытание, ведь через него лежит путь в загробный мир, охраняемый Змеем Горынычем. Этим у древних славян объясняется тождественность понятий «перейти Калинов мост» и «умереть».

Три столпа зла: Яга, Кощей и Горыныч

File:Ivan Bilibin Koshchey big.jpeg
И. Я. Билибин. Кащей Бессмертный. Иллюстрация к сказке «Марья Моревна»

Кощей (Кащей) – загадочный антагонист русских народных сказок, этимология имени которого вызывает частые споры. Существует мнение о том, что его имя произошло от слова «кость», поскольку непременным признаком персонажа в сказках выступала костлявость. По словарю В.И. Даля, например, Кащей – «сказочное лицо, вроде вечного жида, с прилаг. бессмертный, вероятно от слова кастить, но переделано в Кощей, от кости, означая изможденного непомерно худобою человека, особенно старика, скрягу, скупца и ростовщика, корпящего над своею казною».

Согласно другой точке зрения, это имя происходит от слова «кощун», то есть «колдун», которое позже, с процессом христианизации, приобрело негативную коннотацию – «кощунство», то есть глумление над чем-то, что свято для кого-то другого. Кощей обитает в царстве мертвых, а его образ символизирует смерть.

Файл:Bilibin. Baba Yaga.jpg
И. Я. Билибин «Баба Яга»

Что касается Бабы Яги, ее образ уходит корнями в предания язычников и тоже весьма неоднозначен. Баба Яга призвана охранять границу между миром земным и загробным, являясь проводником душ на тот свет, что объясняет окостенение одной ее ноги, а точнее той, что стоит в загробном мире. Примечательно, что этот персонаж не во всех сказках выступает антагонистом. Так, известный советский филолог и фольклорист В.Я. Пропп выделил три типа Бабы Яги: дарительница, от которой герой получает коня или волшебный предмет, помогающий ему сразить Кощея, похитительница, крадущая детей, и воительница, с которой герой сражается не на жизнь, а на смерть.

И. Я. Билибин. Рис. для первой страницы обложки книг серии «Сказки», 1899 г.

Говоря о Бабе Яге Костяной Ноге, стоит упомянуть и ее жилище – избушка на курьих ножках – своеобразный портал из мира живых в царство мертвых. Образ избушки, как и образ ее хозяйки, взят из древних традиций язычников, хоронивших усопших в тесных «домиках», называвшихся домовинами. Для того, чтобы гроб не достали обитавшие в лесу звери, его устанавливали на высокий пень с выглядывающими из-под земли корнями. Поэтому казалось, что такая «избушка» как бы стоит на «куриных ножках». Также в домовинах были отверстия, обращенные в противоположную от поселения сторону, то есть к лесу. Этот факт тоже нашел отражение в сказках: герой просит избушку на курьих ножках повернуться «к лесу задом, ко мне передом».

Fichier:Ivan Bilibin 065.jpg
И. Я. Билибин «Змей Горыныч»

Не менее таинственен и образ Змея Горыныча. С одной стороны, прототипом Горыныча мог быть Горыня, богатырь-великан, олицетворявший огненную стихию и сокрушавший горы на своем пути. С другой стороны, в некоторых сказках Змей, извергающий огонь, связан одновременно и с водной стихией: «Тут утка крякнула, берега звякнули, море взболталось, море всколыхалось, – лезет чуда-юда мосальская губа». Поэтому можно сделать вывод о том, что эти две стихии не исключают друг друга, а, напротив, соединяются в одном персонаже. При этом, в некоторых сказках упоминается, что Змей живет в горах: «синеются-виднеются горы высокие, между гор степи песчаные: то земля змея лютого». В этом случае связь с водой не всегда прослеживается.

Змею Горынычу неизменно присуща многоликость (хотя количество голов варьируется), а его роль в сказках сводится к похищению людей и поборам. Поэтому скорее всего под этим образом народ подразумевал своих внешних врагов, часто тревоживших южные границы и уводивших людей «в полон». А вот триумф главного героя над Змеем – не только торжество добра над злом, но и символ победы над захватчиками.

«Тут и сказке конец, а кто слушал молодец»

Все русские народные сказки являются некой замаскированной сутью языческих верований и представлений древних славян о мироздании. Через сказки можно узнать как о деталях быта, повседневной жизни и устоях общества, так и о могучих славянских богах и представлениях народа о добре и зле. Реальные исторические явления проходят красной нитью сквозь все сказочные сюжеты.

Источники:

Обложка статьи: From Unsplash by Jochen Bückers.

The following two tabs change content below.

Мария Братчикова

Свежие записи

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.